Ветер перемен

7 сентября - Минфин предложил ограничить оплату гостиничных люксов для чиновников

Минфин предложил оплачивать из бюджета гостиничные номера категории «люкс» лишь чиновникам высшего ранга. Это позволит сэкономить до 700 миллионов рублей ежегодно.

В настоящее время оплата проживания в двухкомнатных номерах возмещается всем гражданским служащим категории «руководители», остальным в командировках оплачивают однокомнатные номера. Ведомство предлагает ограничить перечень до самых высоких должностей. Например, в администрации президента на люксовый номер смогут претендовать ее руководитель и его заместители, включая пресс-секретаря президента. В аппарате правительства — первый заместитель, заместитель, пресс-секретарь премьера, руководитель его протокола и руководитель аппарата коллегии ВПК.

В случае принятия изменений «люксов» лишатся полномочные представители президента в федеральных округах, помощники президента и руководитель его протокола.

В начале декабря 2016 года правительство России запретило чиновникам приобретать машины с двигателями мощностью более 200 лошадиных сил. По словам премьера Дмитрия Медведева, изменения призваны снизить аппетиты некоторых ведомств, позволяющих себе «избыточные траты государственных средств».

В сентябре 2015 года премьер подписал постановление, запрещающее министрам и их заместителям покупать за счет бюджета автомобили стоимостью дороже 2,5 миллиона рублей и смартфоны дороже 15 тысяч рублей.

https://lenta.ru/news/2017/09/07/lyuksy/
______________________________________________________________________________________________________________

7 сентября - Минфин допускает, что эффект от налога на добавленный доход может быть положительным

Замминистра финансов Илья Трунин добавил, что законопроект по НДД скоро будет внесен в Госдуму. Минфин допускает, что эффект от налога на добавленный доход (НДД), который будет взиматься не с объема добытой нефти, а с дохода от продажи сырья за вычетом предельных расходов на добычу и транспортировку, может быть положительным, заявил ТАСС замминистра финансов Илья Трунин в кулуарах Восточного экономического форума.

"Будет ли положительным или отрицательным эффект - не могу пока сказать. Мы будем отдельно подсчитывать уже после его введения", - сказал он, отвечая на вопрос по-прежнему ли Минфин считает возможный эффект от НДД отрицательным или приняло точку зрения Минэнерго о том, что бюджет выиграет за счет роста добычи на месторождениях в рамках НДД.
Вместе с тем Трунин отказался комментировать возможные последствия от введения льгот на обводненные месторождения, которые рассматриваются параллельно с НДД. "Еще рано, не хотел бы комментировать", - отметил он.
По словам замминистра финансов, Минэнерго и Минфин полностью согласовали законопроект по НДД и никаких расхождений у ведомств нет. "Насколько я знаю, у нас нет разночтений. Все согласовано. Документ готов. Скоро уже будет внесен в Госдуму", - сказал Трунин.
При этом накануне министр энергетики РФ Александр Новак говорил, что ряд небольших моментов в законопроекте еще нужно доработать.
Споры о новой системе налогообложения в нефтяной отрасли Минфин и Минэнерго ведут с 2014 года. Минфин, в частности, пытался снизить потери бюджета, а Минэнерго настаивало на том, чтобы сделать новый режим наиболее льготным для компаний.
Налог на добавленный доход в отличие от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) будет взиматься не с количества добытой нефти, а с дохода от продажи сырья за вычетом предельных расходов на добычу и транспортировку по ставке 50%. При этом предельные расходы, которые учитываются при расчете налога, будут ограничены. Кроме того, останется пониженный НДПИ и роялти для зрелых месторождений (НДПИ, уменьшенный на экспортную пошлину).
Новая система заработает на некоторых пилотных месторождениях Западной Сибири, выработанных на 20-80% (к 1 января 2016 года), и на новых месторождениях, выработанных до 5%.
Общая добыча пилотных проектов не должна превысить 15 млн тонн. Заявки на участие в пилотном проекте по переходу месторождений на НДД подали "Газпром нефть", "Лукойл", "Сургутнефтегаз" и "Русснефть". Все они расположены в Западной Сибири, их совокупная добыча составляет около 7 млн тонн.

http://tass.ru/vef-2017/articles/4539984
___________________________________________________________________________________________________________________

7 сентября - Минздраву не хватает 266 млрд рублей на зарплаты врачам и медперсоналу
Чиновники пока не могут найти денег на исполнение указов Путина после 2018 года

Фонду обязательного медицинского страхования (ФОМС) денег на зарплаты врачам и медперсоналу будет хватать только в 2018 г., следует из пояснительной записки к проекту бюджета фонда на 2018–2020 гг., подготовленному в Минздраве. По указу президента Владимира Путина 2012 г. (поправленному правительством) в 2017 г. зарплата врачей должна составить 180% средней по экономике региона, где они работают, среднего и младшего медицинского персонала – 90 и 80%, а в 2018 г. – 200, 100 и 100%.
Доходы ФОМСа формируются в основном из страховых взносов работников, и в 2018–2020 гг. по плану это 1,89 трлн, 1,93 трлн и 2,01 трлн руб. соответственно. Удержать зарплаты врачей и медперсонала на установленном президентским указом уровне удастся только в 2018 г. – начиная с 2019 г. ФОМС ожидает дефицита. Чтобы покрыть его, фонду потребуются из федерального бюджета 95,5 млрд руб. в 2019 г. и 170,4 млрд в 2020 г.
Директор Центра политики в сфере здравоохранения Высшей школы экономики Сергей Шишкин говорит, что у ФОМСа есть резервы – в 2016–2017 гг. были большие взносы, остался и запас средств на непредвиденные расходы, это обеспечит рост зарплат медиков в 2017–2018 гг. Но в 2019 г. все кончится, дополнительных доходов не будет, нужно заложить трансферт в ФОМС в федеральный бюджет, говорит Шишкин, или ждать решения президента на этот счет.
Кудрин предложил Путину заняться образованием и здоровьем
ФОМС в 2018 г., безусловно, обеспечит зарплаты согласно указу президента, заявил представитель Минфина.
В протоколе июньского совещания у вице-премьера Ольги Голодец сказано, что в 2019–2020 гг. нужно удержать зарплаты медиков на достигнутом уровне.
Министр здравоохранения Вероника Скворцова в среду заявила, что руководство страны уже рассматривает вопрос об увеличении финансирования здравоохранения. В бюджете на 2018–2020 гг. пожелания Минздрава не учтены, возражает федеральный чиновник.
ЦСР Кудрина предлагает провести земельную реформу
Трансферт на зарплаты медикам нужен, говорит представитель ФОМСа: изменится экономическая динамика – изменятся и бюджетные потребности фонда, и его доходы. В 2016 г. правительство, чтобы сбалансировать бюджет ФОМСа на 2017 г., решило не забирать у него 96,7 млрд руб.
Представитель Минздрава заявил, что комментировать проект бюджета преждевременно.
Выполнение майских указов должно финансироваться из всех источников фонда оплаты труда, а не только из средств обязательного медицинского страхования (ОМС), напоминает представитель ФОМСа. В октябре 2016 г. правительственная комиссия по бюджетным проектировкам решила, что из средств ОМС будет обеспечиваться до 70% повышения зарплат, остальные 30% – из региональных бюджетов, доходов от предпринимательской деятельности и прочих источников, продолжает он, и сейчас, и по прогнозам до 2019 г. ФОМС полностью обеспечивает свою долю роста зарплат медиков.
Изначально планировалось три источника финансирования роста зарплат: треть – из федерального бюджета, треть – из региональных и треть – из внутренних резервов, за счет оптимизации штата и имущества, рассказывает директор НИИ организации здравоохранения департамента здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов. Но в 2013–2015 гг. работников стало меньше не на треть, а на 5–7%, имущество тоже сократилось незначительно, план не выполнен.
Майские указы выполнялись в 2013–2015 гг., но в 2016 г. оказались недовыполнены на 1–2%: средние зарплаты россиян существенно выросли, чего никто не предвидел, объясняет Шишкин. В 2016 г. здравоохранение было самым отстающим в выполнении майских указов. ФОМС финансирует около 70–80% медработников, остальные финансируются из федерального бюджета, работают в ведомственных учреждениях, системах санэпидемнадзора – им тоже нужно повысить зарплаты, как это сделать, не известно, констатирует он.
Кудрин: Ключевая ставка ЦБ может снизиться до 8,5–8,25% к концу года
Увеличивать долю регионов в расходах, когда поступления из двух других источников не растут, не увеличивая бюджетные кредиты и дотации, вряд ли возможно, считает Мелик-Гусейнов, если только государство не переведет на федеральный уровень часть региональных полномочий, например финансирование взносов в ФОМС за неработающих россиян – это 620–650 млрд руб. в год.
Когда ставилась задача повысить зарплаты, никто не предвидел нескольких лет рецессии, говорит Мелик-Гусейнов, теперь же даже с поддержкой федерального бюджета будет тяжело.

https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/09/07/732709-minzdravu-zarplati-vracham?#/galleries/140737493530601/normal/1
___________________________________________________________________________________________________________________

21 августа - Минфин: нулевой НДС российским онлайн-магазинам не положен

Российские онлайн-магазины не имеют права продавать товары иностранцам за рубеж с нулевым НДС. Об этом министерство финансов России уведомило Ассоциацию компаний интернет-торговли.

Ассоциация обсуждает с чиновниками возможности льготного режима. Отмечается, что для такого режима потребуется ввести правки в Налоговый кодекс.

Ранее сообщалось, что Минфин РФ высказался против идеи маркировать пиво акцизными марками. 

Автор: Алия Садыкова

https://riafan.ru/926966-minfin-rasskazal-pochemu-nulevoi-nds-rossiiskim-onlain-magazinam-ne-polozhen
_______________________________________________________________________________________________________________

21 августа - Микрофинансовые организации высказались против жестких ограничений по займам

На встрече в Банке России участники рынка микрозаймов предложили не вводить жесткое ограничение предельных обязательств по кредитам в размере 150% от суммы, а привязать максимальный процент к сумме займа. 

На прошлой неделе Минфин опубликовал проект поправок в законы "О потребительском кредите (займе)" и "О микрофинансовой деятельности и МФО" (см. "Минфин хочет запретить высокие проценты и штрафы по микрокредитам"), согласно которым сумма процентов по микрокредиту не может превышать сам долг больше чем в полтора раза. В настоящий момент такое ограничение установлено на уровне 300%. 

Саморегулируемая организация МФО МиР озвучила мнение участников рынка по поводу предлагаемых поправок. Микрофинансовые организации предложили свой вариант ограничения предельных размеров долговых обязательств - ограничение должно быть привязано к сумме основного долга.  Так, если гражданин занимает до 15 000 руб., потолок обязательств устанавливается в 300% от суммы долга. При увеличении суммы снижается и соответствующий процент: при займе от 15 000 руб. до 30 000 руб. он составит 250%, от 30 000 руб. до 60 000 руб. - 200%, и при крупных займах от 60 000 руб. - 150%. 

МФО опасаются, что принятие разработанных Минфином поправок в неизменном виде может негативно сказаться на участниках рынка - некоторые просто предпочтут уйти с него, так как их деятельность станет убыточной. В конечном итоге, это негативно скажется на потребителях подобных кредитов - из-за снижения конкуренции на рынке условия по договорам станут хуже. Собеседники издания опасаются, что люди пойдут к нелегальным кредиторам, чего явно не захочет ЦБ, так как такие компании сложно контролировать. 
Введение же предложенного механизма позволить удовлетворить как интересы кредиторов, так и интересы заемщиков. Необходимость в дифференциации процентов объясняется просто - организации боятся, что при низких процентах на малые суммы займа часть должников не станет возвращать займы, потому что сумма долга будет казаться им несущественной. 

https://pravo.ru/news/view/143803/
________________________________________________________________________________________________________________

21 августа - Андрей Нечаев и Светлана Касина — о том, насколько надежны негосударственные пенсионные фонды

Оксана Галькевич: Финал нашего прямого эфира, последний час, друзья, отводим на обсуждение большой темы.
Константин Чуриков: Больной темы.
Оксана Галькевич: Сегодня это пенсионные накопления, пенсии россиян. Надо сказать, что вообще эта тема не требует какого-то искусственного чрезмерного внимания или контроля со стороны средств массовой информации, мол, знаете, как "Давно мы не говорили о пенсиях. Давайте-ка снова поднимем эту проблему и обсудим ее в прямом эфире "Общественного телевидения"". Дело в том, что эта тема сама как-то вот регулярно врывается в нашу информационную повестку.
Ну, вот, например, на днях не кто-нибудь, министр труда Максим Топилин заявил, что негосударственные пенсионные фонды стали похожи на финансовые пирамиды, которые требуют постоянных дополнительных вложений, и надо сказать, что звучит это как-то пугающе, правда?
Константин Чуриков: Да. И возникает вопрос: благодаря кому вообще эти негосударственные пенсионные фонды существуют в нашей стране? Почему же они, раз они такие опасные, напоминающие финансовые пирамиды, продолжают работать?
Давайте обратимся к небольшой статистике. Вот, например, у нас негосударственные пенсионные фонды хранят деньги значительной части россиян. По данным ЦБ, в первом квартале этого года в НПФ (негосударственных пенсионных фондах) свои пенсионные накопления держали 34 млн россиян, а суммарно это более 2 трлн руб.
Оксана Галькевич: И, кстати, в Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов уверяют, что доходность этих капиталовложений достаточно высокая – почти 11% годовых. Это несмотря на то, что, как правило, рисковые, высокорискованные операции, вложения им делать запрещено. Ну, и вот как тогда понимать заявление министра Топилина? И вообще, что еще, может быть, важнее – как нам всем с вами накопить на старость, когда мы до сих пор не понимаем ни правил игры, потому что они меняются постоянно, ни контура в принципе нашей пенсионной системы? Мне кажется, что это хороший вопрос к нашим телезрителям. Пожалуйста, пишите, что вы думаете по этому поводу, присылайте сообщения на СМС-портал 3443, первые буквы "ОТР", поделитесь мнениями, размышлениями, как вы сберегаете средства на старость, как вообще к пенсии готовитесь.
Константин Чуриков: А в студии у нас Светлана Касина, генеральный директор "Национального негосударственного пенсионного фонда". Добрый вечер, Светлана Алексеевна.
Оксана Галькевич: Здравствуйте.
Светлана Касина: Здравствуйте.
Константин Чуриков: И Андрей Нечаев, председатель партии "Гражданская инициатива", в прошлом министр экономики Российской Федерации. Андрей Алексеевич, добрый вечер.
Андрей Нечаев: Здравствуйте.
Константин Чуриков: Давайте для начала вкратце каждый из вас заявит свою позицию. Что вы скажете, это чистосердечное признание министра труда Максима Топилина, у нас действительно негосударственные пенсионные фонды можно назвать финансовой пирамидой?
Андрей Нечаев: Я был, как вы правильно сказали, министром экономики, и у меня совсем другая фамилия. Вам нужно было посадить сюда Максима и его спросить, что он имел в виду. Может быть, какие-то отдельные пенсионные фонды допускают какие-то финансовые махинации и злоупотребления, но в целом я, например, безусловный сторонник накопительной пенсионной системы. И мне кажется, что наша власть, в том числе министр Топилин – хотя не он принимает здесь ключевые решения – совершает очень серьезную ошибку, сейчас фактически взяв курс на ликвидацию накопительной пенсионной системы, потому что троекратное уже, и непонятно, сколько раз это еще продлится, замораживание пенсионных накоплений, причем когда это замораживание было первый раз, то, помните, там по крайней мере были разговоры о некоей компенсации. Когда это был второй и третий раз, ни о какой компенсации не упоминалось вовсе. То есть у людей просто фактически отобрали их деньги, и даже не сказали "спасибо".
А ситуация, на самом деле, очень тревожная, потому что по демографическим прогнозам к 2030-му году мы будем иметь на одного работающего одного неработающего. В этой ситуации так называемая солидарная система, которую мы унаследовали от Советского Союза практически без изменений… Кто из вас не очень в теме, я просто напомню – это когда ныне работающие кормят тех, кто работал вчера. Эта система прекрасно работает в ситуации, когда у вас другая демографическая ситуация, когда у вас один пенсионер приходится на двух работающих. Тогда из взносов – и они не обременительны – вполне достаточно для того, чтобы платить относительно достойную пенсию, как это было в отдельные времена в том же Советском Союзе.
Когда у вас ситуация кардинально поменялась, то делать ставку на солидарную систему – на мой взгляд, это крайне опрометчиво, потому что либо вы должны будете задрать пенсионные взносы, ну, фактически налог на пенсионную систему до такого уровня, что это будет просто непосильно работодателям, и они будут всеми законными и незаконными способами уходить от уплаты этих пенсионных взносов, либо вы должны твердо посадить Пенсионный фонд на дотацию из государственного бюджета, что в последние годы и происходило.
И, на самом деле, самое интересное в нашей пенсионной реформе, оно состоит в том, что она не преследовала цель улучшить положение будущих пенсионеров.
Константин Чуриков: Как ни странно.
Оксана Галькевич: Вы вслед за Топилиным делаете еще одно сенсационное заявление.
Константин Чуриков: Сенсации тут нет.
Андрей Нечаев: Может быть, оно редко звучит в этой студии, но поверьте мне, что это так.
Оксана Галькевич: Какая же цель?
Андрей Нечаев: Реально главная причина последних реформ пенсионной системы, которая, кстати, была затянута, 10 лет мы ничего не делали. Вот после того, как ввели накопительную систему вначале нулевых годов, дальше предполагалось продолжение пенсионной реформы, дальше полился золотой дождь нефтедолларов, наступила такая благостная пауза, когда все стало хорошо, и в бюджете хватало денег на дотации хронически дефицитному пенсионному фонду, и про пенсионную реформу забыли.
Потом деньги кончились. Ну, я немножко утрирую, но просто чтобы люди понимали, о чем мы с вами говорим. И тогда на коленке стали ковать эту новую пенсионную систему. И главная ее цель была, еще раз повторю – снизить дотации федерального бюджета Пенсионному фонду. Вот был приоритет. А не будущее положение пенсионеров, ни коэффициент замещения так называемый, чтобы там пенсия не слишком сильно отрывалась от средней заработной платы. Главная цель была – уменьшить дотации из федерального бюджета. Эту задачу Правительство решило. Не решило задачу жизни пенсионеров благостной.
Константин Чуриков: Мы еще к этому вернемся.
Оксана Галькевич: Светлана Алексеевна, вы как генеральный директор "Национального негосударственного пенсионного фонда", согласны с этим сравнением?
Светлана Касина: С этим сравнением по поводу финансовых пирамид я категорически не согласна по одной простой причине. У нас негосударственные пенсионные фонды вообще-то не вчера родились, и даже не с пенсионной реформой 2002 года, а негосударственные пенсионные фонды работают с 1992 года.
Андрей Нечаев: О, кстати, это ваша эра.
Светлана Касина: Да.
Андрей Нечаев: Я их придумал среди прочих.
Светлана Касина: И они прошли разные стадии становления, как разные_ стадии изменения и становления проходила наша экономика с 1990-х годов. Согласитесь, то, что было тогда и сейчас – совсем разные вещи. И негосударственные пенсионные фонд, как мне кажется, те, которые были, внесли большой вклад в развитие пенсионной системы, показав, что накопления, которые в них формировались тогда добровольные на добровольных началах, корпоративные пенсионные системы создавались, они решили много проблем, в том числе проблем выплаты пенсии в суровые годы конца 1990-х годов, когда пенсия не успевала за инфляцией, и когда ее задерживали платить в том числе. И корпоративные системы тогда себя хорошо показали.
Пришел 2002 год, когда начиналась та пенсионная реформа, которая, как мне кажется, несправедливо загублена. Я каждый раз возвращаюсь к тем расчетам, которые были сделаны. Между прочим, в 2002 году Пенсионный фонд не был дефицитен по своей сущности, он практически уже не имел, насколько я помню, в тот период времени дотаций из бюджета. Он был в какой-то степени сбалансирован, и на тот период было принято решение немножечко перенастроить формулу пенсионную, сделав ее из трех частей: фиксированная часть, базовая составляющая, страховая часть и накопительная часть, которые финансируются по-разному, и должны были обеспечить, решить разные социальные проблемы. Базовая пенсия, базовая ее часть должна была решить социальную функцию, то есть ее размер обеспечить как минимум прожиточный минимум пенсионера. Страховая должна быть страховой, рассчитанной в зависимости от перечисленных взносов, поступивших в пенсионную систему, а накопительная – это накопительная, тем, что вообще должны были собираться деньги отдельно. Но не прошло трех лет, как мы начали менять пенсионную реформу, и поменяли ее кардинально. Соединились базовую и страховые части, превратив их из страховой части исключительно в распределительную. У нас даже не солидарная система, у нас распределительная. И мы пытаемся эти деньги, поступающие в Пенсионный фонд Российской Федерации в бюджет на бюджетные статьи, каким-то образом распределить.
У нас начала расти накопительная часть, но буквально когда было смешно спрашивать, на страховую часть отчислялось 20%, 18%,16%, а на накопительную 2%, 4%, максимум 6%, до которых мы дошли…
Константин Чуриков: Крошки, да.
Светлана Касина: …мы эти крошки пытались сравнивать, что эти крошки не дают большую прибавку к пенсии. А откуда же они могли дать-то? Крошки отчисляются, период накопления маленький, система только в становлении. Система должна была заработать вот объемно как раз таки в 2020-2025-е годы. Но к этому времени мы ее благополучно очень сильно модифицировали, потому что изначально та пенсионная реформа все-таки ставила своей целью сделать возможности формирования пенсии. А то, что происходило в последние годы, я абсолютно согласна со своим коллегой в том, что последние годы решалась задача, как сократить дефицит бюджета, как уменьшить трансферт в Пенсионный фонд Российской Федерации.
Оксана Галькевич: Мы хотим сейчас обратиться к нашим телезрителям. Мы предлагаем такой СМС-опрос провести. В конце нашего часа подведем его итоги.
Уважаемые друзья, вопрос очень простой. Вы доверяете негосударственным пенсионным фондам? Ответ "да" или "нет" присылайте на короткий номер 3443, первые буквы "ОТР", в конце этого часа подведем итоги.
Скажите, пожалуйста, потом ведь еще была история с софинансирование, потом еще обсуждался этот индивидуальный пенсионный капитал, который сейчас отправлен на доработку, как я понимаю. А почему такое недоверие именно к накопительной части, к добровольном софинансированию, накоплению пенсий со стороны граждан?
Светлана Касина: Знаете, про добровольное софинансирование, то, что забыли этот закон и перестали его пропагандировать, мне очень жалко.
Оксана Галькевич: И тоже не дали разогнаться.
Светлана Касина: Не дали разогнаться. Мы разогнались к 2013 году, когда реально люди стали платить в пенсионную систему, с отчислений своих 12 тыс. получая 12 тыс. от государства. Причем, хочу заметить, эту доплату государство не сорвало ни разу по срокам ни в какой период времени. Но только эта программа, пройдя этот пик, набрав свои обороты, и дальше она стала бы очень популярной, тем не менее, она попала на пик 2013 года, когда стали проявляться проблемы с бюджетом, с финансированием трудовой пенсии, пенсии по старости, когда стали сначала реформировать сами пенсионные фонды, дабы проверить их на чистоту. Это было правильно сделано, и правильно, что была создана Банком России система гарантирования пенсионных накоплений. То есть в 2013-2014 годах финансовый блок Правительства во главе с Банком России такую громадную работу сделал для того, чтобы эта система стала устойчивой. Может быть, поэтому были такие – мы с вами помним – разногласия, и сегодня есть, между финансовым блоком и социальным блоком.
Константин Чуриков: Всегда были.
Светлана Касина: Да, были и есть относительно этой накопительной части. Ведь реально громадная работа была сделана. И сегодня работает система гарантирования пенсионных накоплений. И фонды проверили, и часть фондов убрали с рынка, возместив взносы, и фонды дальше стали работать.
Возвращаясь к тому, фонд – пирамида или не пирамида. Мне очень странно и обидно было на такое заявление. У нас Банк России в ежеквартальном режиме проверяет соответствие наших активов принятым обязательствам. И если, не дай бог, покрытия не будет – ну, вообще-то меры будут жестокие.
Константин Чуриков: Мы еще отдельно поговорим по поводу управления этими деньгами. Давайте послушаем Константина из Москвы, который до нас дозвонился. Добрый вечер.
- Здравствуйте. У вас вопрос висит на плашечке "Доверяете вы или не доверяете?". Я лично не доверяю, объясню почему. Я классический молчун. То есть вы знаете все, что это означает.
Константин Чуриков: Знаем, мы сами тоже некоторые молчуны.
Оксана Галькевич: А я не молчун.
- Я тут буквально несколько месяцев назад сделал выписку и узнал то, что я каким-то образом оказался в НПФ "Газфонд".
Константин Чуриков: Сами того не ведая?
Оксана Галькевич: О, как интересно!
- Сами того не ведая. Соответственно, без моего заявления, где-то взяв… То есть я провел свое сначала расследование. Оказалось, что НПФ "Газфонд" поглотил НПФ "Промагрофонд", и именно с "Промагрофондом" я якобы заключил этот договор.
Константин Чуриков: Чего вы также не делали? Вы ни с одним из этих фондов не заключали ничего?
- Да. То есть старые паспортные данные были указаны, и тому подобное. То есть куча фальсификаций, включая номер телефона был указан в договоре, который у меня никогда не был. Я обратился в полицию с заявлением.
Андрей Нечаев: Константин, а можно один вопрос? А деньги-то ваши шли все-таки в государственную управляющую компанию, в "ВЭБ", или шли в этот негосударственный фонд? Потому что то, как ходили бумаги – это другая история, а деньги куда шли?
- Речь идет о накопительной части пенсии. Я классический молчун.
Константин Чуриков: А деньги куда накапливались? Вас спрашивает вас Андрей Алексеевич. Вы узнали судьбу?
- Они накапливались в ПФР России, соответственно, в этот "ВЭБ", но в прошлом году 2016-м без моего ведома они по сфальсифицированному договору были переведены в НПФ "Промагрофонд", который поглотил уже "Газфонд" этот.
Константин Чуриков: Слушайте, какая детективная история.
- То есть я написал заявление в полицию, но за два месяца один раз меня вызвал участковый по месту жительства, корчил из себя, извините, Шерлока Холмса, задавал вопросы как Дукалис, понимаете. Цирк да и только.
Константин Чуриков: Но в полиции вам, наверное, сказали: "Мы можем ловить жуликов, воров, но с пенсионной системой разобраться…".
Светлана Касина: Я понимаю эту ситуацию. НПФ "Газфонд" ОПС, который поглотил сегодня "Промагрофонд", один из крупнейших негосударственных пенсионных фонда, у него точно также действует, и "Промагрофонд" был достаточно крупным пенсионным фондом. "Газфонд" ОПС сегодня объединил под собой НПФ "КИТфинанс", "Промагрофонд" и "Наследие", стал один из крупнейших негосударственных пенсионных фондов. Высокая доходность, выше, чем у ВЭБ в несколько раз. Фонд далеко неплохой. У него работает агентская сеть большая. Агентская сеть работает у многих крупнейших негосударственных пенсионных фондов. К сожалению, агенты, понятно, что как страховые агенты, как любой агнат они получают свое вознаграждение за принесенный договор. Не всегда срабатывает система проверки качества, иногда она дает сбой. Нечасто. Наверное, в этом случае получилась вот такая ситуация. Но мне бы хотелось здесь обратить внимание на следующие вещи.
Первое. Деньги никуда не делись, они приращены существенно выше, чем у "ВЭБ", и если вы хотите вернуться в "ВЭБ", не надо в милицию, к участковому. Это просто не их епархия. Надо было позвонить в "Газфонд" ОПС, они вам просто подсказали бы, как быстро вернуться.
Константин Чуриков: Извините, Светлана Алексеевна, то есть за эту аферу еще человеку надо "спасибо" сказать?
Светлана Касина: Нет, спасибо не надо говорить, но не надо нервничать на ровном месте.
Константин Чуриков: Секундочку, мы говорим о пенсиях.
Оксана Галькевич: Он просто хотел понять, куда ему…
Андрей Нечаев: В данном случае вы выступаете адвокатом. Это, конечно, чистая уголовщина.
Светлана Касина: Это не уголовщина.
Андрей Нечаев: Ну, как? У человека без его согласия забрали его деньги и куда-то отдали в другое. Это чистая уголовщина независимо от того, хороший этот "Газфонд" или плохой он. Поэтому вы можете подать, я полагаю, заявление в Прокуратуру дополнительно. Просто другое дело, что это, скорее, упрек работникам государственной компании, которые каким-то образом выпустили незаконно ваши деньги, а не упрек негосударственным пенсионным фондам. То есть там все аналогии условные, но если у вас в метро украли кошелек – это не значит, что метро плохо возит пассажиров, это значит, что в метро еще бывают жулики. Ровно та же самая история – это значит какой-то клерк в Пенсионном фонде, точнее говоря, уже в управляющей компании "ВЭБ", каким-то образом слил ваши данные, фальсифицировал ваше заявление о добровольном переходе, и вы оказались в этом фонде. Поэтому независимо от того, хорош он или плохо, это чистая уголовщина, но это не основание упрекать негосударственные пенсионные фонды в том, что они плохие априори как сама система пенсионных накоплений.
Светлана Касина: Совершенно верно.
Оксана Галькевич: Уважаемые гости, нам очень много пишут сейчас на наш СМС-портал. Друзья, звание также активно, мы принимаем звонки в прямой эфир. Сообщение из Свердловской области: "Уже никому не доверяю. У моего пенсионного фонда уралвагонзаводские отозвали лицензию".
Константин Чуриков: Притом, что "Уралвагонзавод" – это звучит гордо.
Оксана Галькевич: Да, и серьезно. Вроде как они заказами обеспечены. Мы сейчас знаем, что происходит у нас с нашими банками. Центробанк их постоянно проверяет, выбывают раз в неделю. Мы сообщаем, что тот или этот лишился лицензии.
Вы сказали, если я правильно поняла, что на рынке негосударственных пенсионных фондов большая работа уже проведена. Соответственно, можем ли мы быть спокойными, переводя свои деньги в той или иной негосударственный пенсионный фонд, что такой свистопляски, как с нашими банковскими по крайней мере сбережениями, не будет? Гарантии, может быть, как-то посерьёзнее?
Светлана Касина: Этот НПФ "Уралвагонзавода", у него была лицензия, он как раз таки не вступил, если я правильно помню, в систему гарантирования. Это была проверка Банка России, проводимая в 2013-2014-х годах. Но что предшествовало этому? У фонда до этого момента поменялись собственники. Если раньше собственник был сам "Уралвагонзавод", то потом был собственник другой. Не зря Банк России по сегодняшним законам для того, чтобы сделка прошла с 10% акций фонда и больше, на согласование она идет в Банк России, проверяется полностью бенефициар, и он будет согласован. Если Банк России не согласует – сделки не будет.
Константин Чуриков: Светлана Алексеевна, я простой будущий пенсионер. Кстати, я посчитал, мне через 23 года на пенсию, если не поднимут пенсионный возраст. Зачем мне знать все эти нюансы? Эти сложности, кто кого поглотил.
Светлана Касина: Это правильно, вам это точно не надо.
Константин Чуриков: Как бы отладить систему так, чтобы она по умолчанию давала какую-то все-таки гарантию сохранности средств?
Светлана Касина: Она сегодня по умолчанию дает сохранность ваших средств.
Первое. Еще раз повторяю, была введена система гарантирования пенсионных накоплений. Мы все – негосударственные пенсионные фонды – платим в АСВ взносы, и если фонд будет обанкрочен, АСВ возмещает потери.
Что он возмещает? Первое – он возмещает сумму всех пенсионных взносов, уплаченных работодателем за работника.
Второе. Он возмещает, каждые пять лет происходит фиксация инвестиционного догона.
Оксана Галькевич: Прибыль.
Светлана Касина: Каждые пять лет. Все эти пятилетки, когда произошла фиксация, они тоже гарантируются.
Андрей Нечаев: Негосударственная пенсионная система – это для активных людей. Вы все равно должны сделать выбор: либо вы оставляете деньги у государственной управляющей компании, либо вы переносите их в частные…
Оксана Галькевич: Играете в азартные игры с государством, либо…
Андрей Нечаев: В частные, и, да, или полугосударственные какие-то пенсионные фонды. В любом случае, это уже выбор. Дальше у вас там широкая сеть… Сколько у нас, сотен шесть пенсионных фондов?
Светлана Касина: Что вы?! Фондов, которые работают с накопительной частью трудовой пенсии – с накопительной пенсией теперь – 48. Уже все. И будет еще меньше.
Андрей Нечаев: Подсократили. Но тем не менее. Полста фондов – вы все равно должны сделать выбор. Для этого, по идее, если вы делаете рациональный выбор, вы должны посмотреть, кто там учредители, вы должны посмотреть, какую доходность этот фонд обеспечивал. Вы должны, если вы сможете получить такую информацию, посмотреть, какую пенсию не выплачивает тем, кто из клиентов из этого фонда уже достиг пенсионного возраста. И так далее. То есть это все равно сознательный выбор. Если вы не готовы к такой небольшой, но все-таки аналитической информационной работе, значит, тогда вы молчун, как вы себя правильно назвали, и вы играете в азартные игры с государством.
Константин Чуриков: Тут и так, и так в целом получается азартная игра. То, что мне Светлана Алексеевна рассказала, она не отрекламировала для меня лично негосударственные пенсионные фонды, потому что в случае чего мне просто вернут те деньги, которые за меня отчислял работодатель.
Светлана Касина: Почему? А пятилетний доход?
Андрей Нечаев: Это большой прогресс, потому что недавно этого не было.
Светлана Касина: Совершенно верно.
Андрей Нечаев: Другое дело, что пока мне кажется, что это гарантирование, оно все-таки достаточно дохленькое, и эту систему гарантирования надо развивать. Если государство заинтересовано в развитии негосударственных пенсионных фондов и накопительной пенсии, то я – я сейчас произнесу для Минфина страшную фразу – как раз софинансирование сюда добавил, как они делают с АСВ. Как только в АСВ кончаются деньги, Центральный банк, т

Вернуться